Вчера Петербург явным образом почувствовал на себе последствия глобального изменения климата. Не первый раз — до этого были пыльные бури на улицах в марте, жара и горящие леса, размывы берегов зимними штормами, а также другие более мелкие приключения.

Возникает вопрос о том, какова должна быть стратегия города в ответе на этот вызов.

Принципиально может быть несколько вариантов:

  • не замечать (business as usual)
  • решать проблемы техническими средствами по мере их поступления
  • заблаговременно инвестировать в адаптацию территории, социальные и организационно-правовые решения для снижения ущерба
  • ликвидировать источник проблемы — антропогенные причины изменений.

К сожалению, явного ответа на вопрос, как Петербург будет отвечать на вызов, Стратегия 2030 не содержит. Пока что мы находимся где-то между первым и вторым вариантом, потому что совсем не замечать уже невозможно, но признать тот факт, что новая угроза перевернёт (может перевернуть) привычную суету жизни — страшно. Тем более страшно даже подумать вслух (публично) о четвёртой стратегии.

Но даже де-факто реализуемые стратегии реагирования в документе не названы. Выбор стратегических решений подменён построением технических мало реализуемых планов, которые в изменяющихся условиях всё больше напоминают передачу «Спокойной ночи, малыши».

Так что по крайней мере в этой части документ нужно перерабатывать.